Эхо слов А. Меркель. Нафтогаз начал шантажировать Европу геополитическими последствиями прекращения транзита газа через Украину

Заявление зампреда правления Газпрома А. Медведева о том, что контракт с Нафтогазом на транзит газа не будет продлен после 2019 г украинская сторона не могла оставить без внимания.
Важного уточнения о том, что самого транзита при этом не будет, на Украине, разумеется не расслышали и начали нагнетать обстановку.
Нафтогаз напрямую заявил о геополитических последствиях прекращения транзита российского газа через территорию Украины.

По заявлению главного коммерческий директора Нафтогаза Ю. Витренко, в этом случае вырастет вероятность масштабного конфликта между Украиной и Россией, что будет иметь геополитические последствия.

Заявление четко адресовано Европе.
Нафтогаз хочет, чтобы европейские политики прониклись серьезностью ситуации и понять не только экономические последствия для Украины, но и геополитические последствия для всего мира.

Заявление очень похоже на шантаж, которое, по мысли Нафтогаза, должно заставить Европу вмешаться в российские планы по строительству магистрального газопровода (МГП) Северный поток-2.
Определенно, Нафтогаз вдохновило заявление канцлера ФРГ А. Меркель после встречи с президентом Украины П. Порошенко.
Тогда А. Меркель признала наличие политических аспектов в проекте МГП Северный поток-2, что стало неприятной неожиданностью для сторонников проекта.
Также Германия стала настаивать на том, что проект по строительству газопровода не может быть реализован без сохранения транзита российского газа через территорию Украины.

Но здесь никаких принципиальных возражений со стороны России не было.
Неоднократно говорилось, что Газпром готов провести переговоры с Нафтогазом о транзите после окончания текущего контракта.
Газпром может сохранить транзит газа через территорию Украины после 2019 г в объеме 10-15 млрд м3/год.
А. Медведев 24 апреля 2018 г повторил, что Газпром ждет от Украины предложений по транзиту газа после 2019 г, в т.ч касающихся экономических условий транзита.
Украину объем 10-15 млрд м3/год не устраивает, минимальной цифрой может быть 40 млрд м3/год.
Казалось, готовность Украины поторговаться за объем – хороший признак, но Газпром 20 апреля 2018 г сообщил, что переговоры с Нафтогазом ни к чему не привели.

На Украине стало привычным нагнетание истерии и попытки решать проблемы за чужой счет.
Заявление А. Медведева о Северном потоке-3 вызвало вызвало прямо-таки панику.
И гордая своей энергонезависимостью Украина начала говорить о зависимости России от Украины в плане транзита газа, который обязательно нужно сохранить.
Скандально известный депутат Верховной рады, бывший советник главы МВД Украины А. Геращенко заявил, что когда Россия перестанет нуждаться в территории Украины для транзита энергоносителей на Запад произойдет «самое страшное».
Поэтому нужно сохранить зависимость России от Украины в плане транзита газа.
По его словам, Украина просила США с помощью санкционного давления «вразумить» европейские компании, которые участвуют в проекте Северный поток-2.
На данный момент санкции, введенные США в августе 2017 г против российских экспортных газопроводов, Северному потоку-2 напрямую не мешают.

На очередные выпады Нафтогаза член Совфеда РФ по традиции ответил А. Пушков.
На своей странице в Twitter А. Пушков написал, что Киев напрасно действует подобным образом.
Пустые угрозы, неумный шантаж: в таком конфликте Киев неизбежно проиграет, отметил А. Пушков.

Неприемлемое ходатайство. Суд ЕС отклонил иск Нафтогаза к Еврокомиссии по доступу Газпрома к газопроводу OPAL

Европейский суд юстиции общей юрисдикции отклонил иск Нафтогаза к Еврокомиссии (ЕК), в котором украинская компания требовала отменить решение ЕК по расширению доступа Газпрома к мощностям магистрального газопровода (МГП) OPAL.

Об этом стало известно из распоряжения, опубликованного в базе документов ЕС.
Ходатайство отклоняется как неприемлемое, уточняется в документе.
Решение было принято 2 месяца назад, 9 марта 2018 г, однако опубликовано лишь 30 апреля 2018 г.
Таким образом дело закрыто.
ЕК выразила удовлетворение, что суд поддержал законность ее решения о возможности расширения доступа Газпрома к мощностям МГП OPAL.

МГП OPAL является восточным отводом от МГП Северный поток, соединяя его с газотранспортной системой Центральной и Западной Европы.
Газопровод проходит от г Грейфсвальда в Германии, расположенного на побережье Балтийского моря, до границы с Чехией.
Протяженность газопровода составляет 470 км, проектная мощность – 36 млрд м3/год.
МГП OPAL был построен Газпромом и Wintershall, инвестировавшими в проект более 1 млрд евро.
Несмотря на то, что строительство завершилось в 2011 г, долгое время 50% мощностей МГП OPAL оставались замороженными.

28 октября 2016 г ЕК дала разрешение Газпрому на расширение с 50% до 90% использования мощностей МГП OPAL.
Этим решением ЕК исключила 50% мощностей МГП OPAL из-под действия 3го энергопакета до 2033 г.
Газпром получил возможность приобретать квоты еще на 30-40% мощностей газопровода, при этом 10-20% мощностей должно быть предоставлено другим поставщикам.
С декабря 2016 г Газпром начал наращивать загрузку OPAL, но продлилось это недолго.
Украина и Польша оказались сильно испуганы таким решением, это грозит снижением значимости этих стран как транзитеров газа и потерей транзитных доходов.

Начала Польша. PGNiG вместе с правительством страны обжаловали решение ЕК в Европейском суде.
Результатом стала приостановка действия решения ЕК о расширении доступа Газпрома к МГП OPAL в рамках обеспечительных мер в конце декабре 2016 г
Проведение аукционов на дополнительные мощности МГП OPAL по решению Европейского суда было заблокировано до марта 2018 г.
Но в июле 2017 г Европейский суд принял решение снять эти обеспечительные меры, а 28 июля 2017 г аналогичное решение принял Высший земельный суд г Дюссельдорфа.
При этом сам иск PGNiG к ЕК, поданный в декабре 2016 г, остается в рассмотрении Европейского суда.

Нафтогаз подал иск в Европейский суд юстиции против ЕК в марте 2017 г.

В своем иске Нафтогаз настаивал на том, что решение ЕК, принятое без консультаций с Украиной нарушает cоглашения об ассоциации между Украиной и ЕС, а также обязательства ЕС по договору к Энергетической хартии и Договору об учреждении Энергетического сообщества.

Суть претензий Нафтогаза сводилась к тому, что решение по данному вопросу не входит в полномочия ЕК, не способствует конкуренции, а также создает угрозу внутренней безопасности Украины.