США и Саудовская Аравия обвинили Иран в дестабилизации рынка нефти и пообещали противодействие

США и Саудовская Аравия продолжат совместную работу по обеспечению поставок нефти на мировой рынок с учетом действий Ирана.
Об этом 6 августа 2019 г. сообщила пресс-служба Минэнерго США по итогам встречи министра энергетики США Р. Перри и министра энергетики, промышленности и минеральных ресурсов Саудовской Аравии Х. аль-Фалиха в г. Вашингтон.

В ходе встречи министры подтвердили готовность США и Саудовской Аравии, как крупнейших поставщиков нефти в мире, сотрудничать для обеспечения стабильного снабжения мирового рынка нефти.
Также Р. Перри и Х. аль-Фалих договорились о совместной работе по смягчению сбоев поставок, в которых по традиции обвинили Иран.
Действия Ирана министры охарактеризовали как агрессивные попытки дестабилизировать рынки.

В ходе встречи также обсуждался еще ряд тем, в т.ч. стабильность мировых нефтяных рынков в целом и продолжение американо-саудовского сотрудничества в области энергетики и инноваций.
Особое внимание Р. Перри и Х. аль-Фалих уделили дальнейшей совместной стратегии работы от энергоэффективности и развития возобновляемых источников энергии до гражданской ядерной энергетики, утилизации и хранения углерода и защиты важнейшей энергетической инфраструктуры.
Также речь шла о предстоящем председательстве Саудовской Аравии в G20.

Саудовская Аравия – давний и верный союзник США на Ближнем Востоке.
После Второй мировой войны политический альянс с саудитами был одной из основ стратегии США на Ближнем Востоке.
Однако постепенно роль Саудовской Аравии как основного плацдарма США на Ближнем Востоке начала снижаться, поскольку Штаты все более отчетливо начали проводить курс на дефрагментацию региона.
Дело дошло до того, что предыдущий президент США Б. Обама снял с Ирана, давнего противника Саудовской Аравии, санкции (правда частично) и разморозил финансовые активы.
В 2015 г. при участии США был подписан Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) по иранской ядерной программе.
Это позволило Ирану возобновить экспорт нефти, причем действовал Иран очень напористо, восстанавливая утраченные за время санкций позиции на нефтяном рынке.
Вынужденная ввязаться в ценовую войну на рынке нефти Саудовская Аравия потратила на это значительную часть своих золотовалютных резервов.
В ответ кризис на рынке нефти, Саудовская Аравия начала попытки диверсификации экономики, а также показала готовность активно сотрудничать на международных площадках, таких как ОПЕК+.
Все это охладило отношения между США и Саудовской Аравией, вплоть до разговоров об отказе от доллара США при расчетах за энергоносители и планов Saudi Aramco по участию в российском СПГ-проекте Арктик СПГ-2.
Но ни того, ни того не случилось, да и в целом с приходом к власти президента США Д. Трампа отношения между США и Саудовской Аравией стали гораздо прочнее.

В 2018 г. США вышли из СВПД, а с ноября 2018 г. восстановили антииранские санкции, включающие запрет на закупку нефти.
В течение 6 месяцев США дали 8 странам исключение из-под санкций (Китаю, Греции, Индии, Италии, Японии, Южной Корее, Тайваню и Турции), но 2 мая 2019 г. действие этих исключений завершилось.
На этом фоне произошло очередное обострение танкерных войн в районе Ормузского пролива.
Свою причастность к атакам на танкеры, начавшиеся с мая 2019 г., Иран решительно отрицает.
Однако ранее Иран предупреждал, что если экспорт его нефти будет сведен к 0, то страна может заблокировать проход по Ормузскому проливу.
Вслед за атаками на танкеры, к которым причастность Ирана так и не доказана, последовали взаимные задержания судов со стороны Великобритании и Ирана.
В итоге Shell временно отказалась от использования нефтеналивных танкеров под британским флагом в Ормузском проливе.
А в Японии стоимость страховки идущих по Ормузскому проливу танкеров выросла в 10 раз.
Все это подтолкнуло США и Саудовскую Аравию к очередному сближению.
Вопрос – надолго ли?

Автор: Е. Алифирова
Источник : Neftegaz.RU

Стратегическая угроза. И. Сечин эпистолярно указал В. Путину на то, что сделка ОПЕК ставит в выгодное положение США и грозит РФ потерей рынка

Глава Роснефти И. Сечин в письме президенту РФ В. Путину назвал сделку по сокращению добычи нефти ОПЕК стратегической угрозой для России. Он считает, что соглашение создает преференции для США.

Глава Роснефти И. Сечин написал президенту В. Путину письмо, в котором говорится, что сделка ОПЕК+ по сокращению добычи нефти является стратегической угрозой для России, поскольку выгоду от нее получат США.

По некоторой информации, это письмо было направлено В. Путину еще в декабре 2018 г.

Эпистолярный жанр довольно развит среди властных структур.

В октябре 2012 г. А.Миллер и И.Сечин писали печальные письма В.Путину о задержке в выдачи лицензий на освоение недр на шельфе РФ.

В. Путин быстро отчитал правительство за затягивание процесса, и вопрос был решен.

В 2013 г И.Сечин эпистолярно попросил В.Путина поручить правительству напрямую продать Роснефти принадлежащие государству 20% Новороссийского морского торгового порта (НМТП), подконтрольного Транснефти и группе Сумма.

НМТП Роснефть не получила, а владелец группы Сумма З. Магомедов и его брата М. Магомедова с конца марта 2018 г. задержаны и сидят.

В 2014 г. И. Сечин эпистолярно заявил министру экономразвития А. Улюкаеву, что газпромовский дисконт приведет в росту цен. В социально-экономическом прогнозе Минэкономразвития РФ на 2015-2017 гг предполагалось, что в 2015 г Газпром сможет предоставлять дисконт в размере 2,5%, в 2016 г – 5%, потому что освободилось около 50 млрд м3/год, ранее экспортируемого на Украину газа.

Дисконт не прошел, а А. Улюкаев и не министр ныне вовсе.

В октябре 2014 г. И. Сечин эпистолярно попросил у В. Путина 1,5 трлн руб из ФНБ, мотивируя это введенными против компании санкциями США.

В 2015 г. Роснефть в письме сильно попросила освободить крупных экспортеров нефти от предоставления банковских гарантий, которые подтверждают освобождение от уплаты акцизов при экспорте нефтепродуктов.

Нынешние тезисы И. Сечина:

  • доля российской нефти на мировом рынке падает. В 1990 г. она составляла 16,3%, а сейчас – 12%;
  • c 2007 г. добыча нефти в России выросла лишь на 10%, в то время как в США, Бразилии и Ираке на 87%, 50% и 111% соответственно;
  • потребители переориентируются с российской нефти на другие сорта, перестраивают логистические цепочки;
  • это может сделать необратимой потерю российскими компаниями рыночной доли;
  • участники соглашения ОПЕК+ фактически создали преференциальное преимущество для США. А Штаты считают увеличение собственной доли на рынке и захват целевых рынков своей основной задачей;
  • это стало стратегической угрозой развитию нефтяной промышленности России. Ключевой стратегической задачей, с которой сегодня сталкивается отечественная нефтянка, является дальнейшее снижение доли России на рынке, несмотря на наличие качественных добываемых запасов нефти, необходимой инфраструктуры и персонала.

Однако рекомендаций по поводу того, следует ли продлевать соглашение с ОПЕК+, в т.ч. с Россией, которое начало действовать еще в 2017 г. в письме И. Сечина не было.

Пресс-секретари молчат:

  • М. Леонтьев отказался комментировать слухи и заявил, что деловую переписку в компании не обсуждают.
  • Д. Песков также сказал, что традиционно не комментирует переписку.

И. Сечин неоднократно выступал против соглашения ОПЕК+.

В Роснефти уверены, что сделка с ОПЕК позволит США увеличить долю на рынке.

Еще в 2016 г. И. Сечин признал, что благодаря прорывным технологиям, возник новый регулятор на рынке, которым стала сланцевая добыча в США.

А в апреле 2017 г. Роснефть предупредила Минэнерго о продолжающемся росте сланцевой добычи в ​США и посоветовала внимательнее следить за ней.

Сделка ОПЕК+ была заключена в конце 2016 г.

Странно, что опасности, о которой говорит И. Сечин, в Минэнерго не видят.

Скорее всего, опасность видят, но эта опасность не в том, что подписываются соглашения ОПЕК+, а в том, что на геологоразведку просто не хватает средств.

Почему? Это – другой вопрос.

Без разведки ресурсов не будет и роста добычи.

Зависимость нефтегаза РФ от иностранных технологий тоже снижает перспективы роста добычи, о чем заботится И. Сечин.

Странно, что в такой богатой ресурсами стране не хватает средства на научные исследование и на ГРР.

Впрочем, похоже, лед тронулся.

Во всяком случае, власти РФ анонсировали желание использовать наработки молодых ученых в нефтегазе и других отраслях ТЭК.

Недавно даже Росатом заключил соглашение с РАН о развитии новых технологий.

Все начинания душит торговля влиянием или коррупция.

А Венское соглашение ОПЕК+ несколько раз продлевалось.

На встрече в г. Вена 7 декабря 2018 г. страны ОПЕК+ в очередной раз продлили соглашение о сокращении добычи в 1м полугодии 2019 г. на 1,2 млн барр./сутки.

За точку отсчета для большинства стран был взят октябрь 2018 г.

При этом страны ОПЕК должны снизить добычу на 800 тыс. барр./сутки, страны не-ОПЕК – на 400 тыс. барр./сутки.

Россия взяла на себя долю в 228 тыс. барр./сутки,

Если Россия откажется от сделки, это приведет к резкому снижению цен на нефть или вынудит Саудовскую Аравию нести большую часть бремени по сокращению добычи, чтобы продолжать поддерживать мировые цены на нефть.

Однако Саудовская Аравия не намерена делать это в одиночку.

Она настаивала на том, чтобы Россия сократила добычу на 300 тыс. барр.

А 14 января 2019 г. министр энергетики, промышленности и минеральных ресурсов Саудовской Аравии Х. аль-Фалих надменно упрекнул Россию в том, что она слишком медленно сокращает добычу в рамках соглашения ОПЕК+.

В. Матвиенко: Россия и Саудовская Аравия выступили гарантом выполнения соглашения по сокращению добычи нефти

Саудовская Аравия и Россия в полном объеме выполнили обязательства по сокращению добычи нефти в рамках соглашения между странами ОПЕК и не-ОПЕК.
Об этом 16 апреля 2017 г заявила спикер СовФеда РФ В. Матвиенко по итогам встреч с руководством Саудовской Аравии.

В ходе своего визита в Саудовскую Аравию В. Матвиенко провела переговоры с королем Салманом ибн Абдул-Азизом, председателем консультативного совета А. аш-Шейхом, главой МИД королевства А. аль-Джубейром.

Россия оценивает роль Саудовской Аравии в достижении соглашения между ОПЕК и странами вне ОПЕК как позитивную.

Можно сказать, что Россия и Саудовская Аравия выступили гарантом выполнения этого соглашения, отметила В. Матвиенко.

В связи с этим Россия рассчитывает на дальнейшее сотрудничество с Саудовской Аравии по сокращению добычи.

И перспективы для такого сотрудничества имеются.
Никто не заинтересован, чтобы это было такое хаотичное развитие событий, пояснила В. Матвиенко.

Россия и Саудовская Аравия участвуют в соглашении стран ОПЕК и не-ОПЕК по сокращению добычи нефти, заключенному в декабре 2016 г.

Соглашение предусматривает, что в течение 1го полугодия 2017 г среднесуточная добыча нефти должна быть сокращена на 1,8 млн барр.

Саудовская Аравия и Россия имеют самые большие квоты в этой сделке – 486 и 300 тыс барр/сутки соответственно.

По состоянию на апрель, ОПЕК выполнил соглашение более чем на 100%, Россия должна достичь полной квоты к концу апреля 2017 г.

И темпы сокращения добычи нефти в России ранее не очень устраивали Саудовскую Аравию.

Исполнение Россией своих обязательств критиковал глава Минэнерго Саудовской Аравии Х. аль-Фалих, тогда как королевство выполнило свою квоту по снижению добычи на 150% еще в марте 2017 г.

Россия же, по данным МЭА, к тому моменту выполнила обязательства лишь на 58%.

Но позже подобные заявления не повторялись, а по итогам визита В. Матвеенко в Саудовскую Аравию власти королевства подтвердили факт выполнения обеими странами договоренностей по сокращению нефтедобычи.

А вот с продлением соглашения о сокращении добычи пока ясности нет.
25 мая 2017 г в Вене страны-участницы соглашения рассмотрят вопрос о продлении сделки еще на полгода.

И единодушия в вопросе необходимости пролонгации соглашения нет, хотя все больше голосов звучат за продление.